Почему я думаю, что все будет хорошо. Насколько оправдан оптимизм.

Есть люди (и немало их), кто вечно на негативе. Кто считает, что мир в пропасть катится. Кто в любой новости видит плохое, а в любой неурядице - предвестие скорого краха и апокалипсиса. Живут такие люди в своем черном мире, и даже для новостей читают сайты о войнах и глобальных кризисах (таких много ресурсов). Если вы сами не поддерживаете идею, что мир катится в пропасть и раньше даже небо было более голубым - общаться с такими людьми вам будет неприятно.  

Но - к сожалению, есть и немало людей, кто страдает ни на чем не основанным оптимизмом. Кто отказывается реальность замечать упорно. И кто строит замки из песка на берегу, когда цунами уже практически в прямой видимости.

Насколько оправдан безудержный оптимизм? Почему мы верим и хотим верить в лучшее, и на негативный сценарий глаза закрываем? Дам большую и чертовски сильную цитату.

 

Враг подступил под стены моего города. Я слышу грохот его пушек, вижу дымы пожаров, первых раненых проносят мимо меня. Я чувствую, что должен  защищаться с оружием в руках или бросить все и спасаться бегством. Но ведь задолго до вторжения я слышал голоса, предупреждавшие о угрозе. Меня пытались убедить в необходимости затратить свои силы, пожертвовать средста на оснастку флота, вооружение армии, укрепление границ. Отчего же я не внял тогда этим предупреждениям?

Вот стражники всходят на порог моего дома. Я слышу стук в дверь: «Именем короля, именем бога, именем республики, именем народа, именем закона…» И пока дверь медленно поддается под ударами, я успеваю вспомнить, что до меня доходили слухи , что были люди, звавшие меня сообща покончить с произволом. «Ах, как они были правы!» – восклицаю я в отчаянии. Но поздно.

Вот разнившаяся река смывает весь урожай с моего поля. Я пытаюсь спасти хоть что-нибудь и проклинаю себя за то, что не внял в тем, кто предлагал устраивать запасы или заняться строительством плотины.

Но спрашивается: эти люди, предупреждавшие меня, – были ли они умнее, прозорливее прочих? Нет, они знали о будущем ровно столько, сколько и мы, и делились с нами всем, что знали. Но, может, они были безразличны к радостям сегодняшнего дня? Ничуть не бывало. Вся разница между нами и ними, между их знанием и нашим состояла в том, что для них абстракто надвигавшейся беды обладало такой же достоверностью, как и конкрето сегодняшних соблазнов и страстей, и поэтому способно было пересилить их, а для нас – нет. То есть в том, что они избрали веденье.

Выбор не является моральной категорией. Понятия хороший-дурной, добрый-злой к нему неприложимы. Человек, избравший неведенье, может оставаться добрым, чутким, отзывчивым, сострадательным к ближнему своему, ибо ближний является ему инконкрето. Плач ребенка глубоко расстроит такого человека, а известие о сотне расстрелянных в соседней стране оставит равнодушным. Наоборот человек, избравший веденье, может выглядеть черствым, холодным, даже жестоким к ближнему своему, ибо он ни на минуту не забывает и о дальнем.

Игорь ЕФИМОВ. МЕТАПОЛИТИКА

Цитата говорит о вещах нехороших - о нехорошем развитии событий. И призывает на нехорошие тенденции глаза не закрывать. Но вот такая странная штука - человек верит в то, во что верить хочет. Если вы глубоко внутренне убеждены, что мир катится в пропасть - так вы и будете замечать факты, эту веру вполне подтверждающие. Вполне правдивые, настоящие факты. Вот только выбирать вы их будете из множества других фактов. Из множества фактов, часть из которых к вашей картине мира не относится - а часть прямо эту картину опровергает. И ровно так же - если вы настроены на оптимизм, если очень вам хочется, чтоб все хорошо было - на вещи негативные вы будете глаза закрывать. Ну например, взяли вы ипотеку - на пределе сил, на весь свой доход - и жизненно важно вам, чтоб все в стране хорошо было. Чтоб и ваша недвижимость в цене росла, и с работы вас не выгнали, и контора ваша процветала. И будете вы людей, кто о негативе говорит - посылать сразу. И говорить, что вот недвижимость скоро еще вырастет (процентов так на 200). А о сценариях негативных - даже и думать будете боятся.

 

А вы не боитесь, что все может кончиться? - спросил Татарский. - Ведь время сами знаете какое. Вдруг все рухнет?

Клиент поморщился  и  с недоумением поглядел  сначала на  Татарского, а потом на его спутников. Его пальцы перестали крутиться.

-  Боюсь, - ответил он, поднимая глаза. -  А кто не боится-то. Странные какие-то у вас вопросы.

 

Очень часто оптимизм или пессимизм от здоровья человеческого зависят. Кто-то из классиков еще замечал, что пессимизм болезнями желудка объясняется. А оптимизм людям физически здоровым более свойственен. Также сильно заметна корреляция между достатком человека и его взглядами. Грубо говоря - когда денег нет, то и мир кажется жестоким и гадким. А когда все мечты достигнуты, машина-квартира и отпуск за границей, особенно после того, как шел к такой мечте много лет… То и мир кажется на редкость справедливым и правильным, и в стране все хорошо, и даже хотя в правительстве сидят уроды и воры - но даже и они кажутся несколько лучше, чем уроды и воры в правительстве стран соседних.

А если в историческом ключе брать - насколько был бы оправдан оптимизм или пессимизм в вещах глобальных? Давайте посмотрим.

Продолжение следует.

 

Alexander Chernykh 

+1
-64
-1

Информация об авторе

/
(Все статьи автора)
Все беспричинно. Чей-то взгляд. Весна.
И жизнь легка. Не давит ее ноша.
И на душе такая тишина,
что, кажется, от счастья задохнешься.
 

Добавить комментарий